Главная / Физиология человека / ВНД / Сигнальные системы и подкорковые образования

Сигнальные системы и подкорковые образования

В каждом акте поведения человека обнаруживается участие трех групп межнейронных связей:

  1. безусловнорефлекторных;
  2. временных связей первой сигнальной системы;
  3. временных связей второй сигнальной системы.

Те нервные структуры, в которых формируются все эти связи, составляют как бы три инстанции, постоянно между собой взаимодействующие. Анализ физиологических механизмов поведения человека показывает, что оно является результатом совместной деятельности обеих сигнальных систем и подкорковых образований.

Вторая сигнальная система, по словам И. П. Павлова,— «высший регулятор человеческого поведения» — преобладает над первой и в некоторой мере подавляет ее. Вместе с тем первая сигнальная система в известной степени контролирует деятельность второй.

Возникновение второй сигнальной системы качественно изменяет первую сигнальную систему. Социальная детерминированность второй сигнальной системы сказывается и на первой: у человека реакции и первой сигнальной системы   в большой мере определяются социальной средой.

Деятельность и первой и второй сигнальных систем проверяется практикой. Если условнорефлекториые реакции не находятся в соответствии с внешними условиями, в которых находится организм, то это вызывает их перестройку, изменяются временные связи, затормаживаются те или иные условные рефлексы. Контроль практики особенно важен в функциях второй сигнальной системы. Именно с этим связано известное выражение, что слово должно быть подкреплено делом.

Деятельность обеих сигнальных систем, деятельность коры полушарий мозга в целом находится в сложных соотношениях с подкорковыми центрами. Человек может произвольно затормаживать свои безусловно-рефлекторные реакции, сдерживать многие проявления своих инстииктов и эмоции. Он может подавлять оборонительные рефлексы в ответ на болевые раздражения, пищевые и половые рефлексы. Вместе с тем подкорковые ядра, ядра мозгового ствола и ретикулярная формация являются источниками импульсов, поддерживающих нормальный тонус коры.

Неправильное понимание соотношения коры и подкорковых образований привело некоторых ученых к принципиально неверным выводам о том, что в мышлении человека ведущая роль принадлежит будто бы подкорке, а не коре, т. е. центрам инстинктивной, а не органу сознательной деятельности человека.

Ошибочное представление о якобы ведущей роли бессознательных инстинктивных влечений в психической жизни человека было высказано в начале нашего века австрийским психиатром З. Фрейдом. Он считал, что бессознательные биологические влечения, среди которых он придавал особое значение половому инстинкту, в значительной степени определяют психику человека. Они, по его мнению, стоятвп непримиримом противоречии с требованиями социальной морали, которым человек, как член общества, вынужден подчиняться. Необходимость сдерживать половой инстинкт приводит, по мнению Фрейда, к «сублимации», т. е. к переключению человека па другие формы активности, соответствующей интересам общества: производственный труд, художественное п научное творчество, общественную деятельность.

В основу этих представлений Фрейд кладет идею конфликта между биологическим и социальным. Исходя из этого, Фрейд объяснял различные отклонения от нормального поведения у людей. Ошибка Фрейда заключается в крайнем преувеличении роли прирожденных инстинктов, в недооценке значения сознательного мышления, вырабатываемого общественным воспитанием человека, в неправильном противопоставлении социального и биологического. То обстоятельство, что существуют патологические личности, у которых нормальное единство сознательного и подсознательного, основанное на примате сознания, нарушено, не может быть положено в основу объяснения поведения человека.

Учение Фрейда представляет собой несостоятельную попытку трактовать отношения между сознательными и инстинктивными компонентами поведения человека не на основе физиологической нормы, а на основе патологии. Павловская концепция о взаимосвязи Нервой н второй сигнальных систем при ведущей роли второй сигнальной системы, концепция о взаимодействии коры и подкорки при ведущей роли коры опровергает представления Фрейда, обнаруживая их научную несостоятельность.

Еще одной формой преувеличения роли подкорки является «центроэнцефалическая теория» У. Пенфилда. На том основании, что выключение ретикулярной формации ствола мозга посредством некоторых фармакологических препаратов устраняет ее активирующее влияние на кору и ведет к затемнению сознания, дремоте и сну, Пенфилд пришел к выводу, что мышление и сознание имеют в головном мозгу разную локализацию: мышление есть функция коры больших полушарий, а сознание — функция «центроэнцефалической системы», расположенной в стволе головного мозга. Хотя сам Пенфилд, убедившись в несостоятельности своей теории, отказался от нее, она имеет все же своих сторонников.

Ошибка этой «теории» состоит, во-первых, в искусственном отрыве сознания от мышления. Во-вторых, выключение сознания при отсутствии активирующих кору импульсов из ретикулярной формации вовсе не свидетельствует о том, что сознание локализовано в ретикулярной формации. Сознание нарушается и при зажатии сонных артерий в результате нарушения питания коры головного мозга; однако на этого никак нельзя сделать вывод, что сознание связано с сонными артериями или локализовано в крови.

Сознание, мышление — это функции коры больших полушарий, для осуществления которых необходимы нормальные соотношения между корой и подкоркой и всей совокупностью рецепторных аппаратов, что обеспечивает адекватное взаимодействие организма с внешней средой.

   
 
 
Copyright © 2013
Медицинский сайт панель администратора
 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
   
Создание сайта Вебцентр